ЛОФОФОРЫ

О недавних публикациях, посвященных лофофорам и многообразным вариантам их ботанической классификации, а также о том, как принятие концепции культиваров дает простой ответ на вопрос, как называть растения в наших коллекциях. Прилагаются фотографии признанных типов и стандартов культиваров.

Пейоту, пейотлю или «кактусу-пышке» (dumpling cactus) посвящено больше литературы, чем любому иному кактусу, за исключением разве что «колючей груши» (опунции). В отличие от опунций, лофофору коллекционеры любят, особенно в странах, где это растение считается опасным из-за своих наркотических свойств, и где его культивирование запрещено. Ее мягкий, серый, лишенный колючек стебель, покрытый пучками шерсти соломенного цвета, не спутаешь ни с каким иным. Лофофоры неприхотливы, не подвержены заболеваниям, легко цветут и имеют долгий век, а некоторые растения способны к самоопылению. Они настолько разнообразны по размеру, степени кущения, количеству ребер и узору на них, что являются идеальным объектом для специализированных коллекций. Целую полку или стеллаж можно заполнить растениями, среди которых не будет и пары одинаковых. Чудесную фотографию подобного собрания опубликовал Хансен (Hansen, 1996). Но это же разнообразие вызвало настоящий таксономический потоп и разбросало мнения о том, сколько видов, подвидов, разновидностей или форм существует на самом деле. В последнее десятилетие вышло много нередко тщательно документированных и отлично иллюстрированных работ, представляющих противоположные точки зрения. Сделавшийся более легким доступ в места обитания обогатил наши знания о дикорастущих популяциях на юго-западе США и в Мексике, и теперь в нашем распоряжении имеется масса опубликованных высококачественных цветных фото, фиксирующих положение рода в природе – равно как и в наших коллекциях.

Грим приводит 111 названий, относящихся к роду Lophophora (Grym, 1997), но после него их было опубликовано еще больше. Список Грима послужил основой для данного обзора. Согласно Ханту (Hunt, 1999) и Андерсону (Anderson, 2001), благоприобретенное знание (в виде согласованного исследования семейства кактусовых, проведенного Международной Организацией по изучению суккулентов (IOS)) различает два вида: Lophophora williamsii (Lem. ex Salm-Dyck) Coult (впервые название появилось в Европе в 1845 году) и Lophophora diffusa (Croizat) Bravo. Противоречие вспыхивает уже в самом начале: первый вид широко распространен, ареал второго удален и ограничен; L. williamsii богата содержанием алкалоида мескалина, тогда как L. diffusa вырабатывает вместо него пеллотин.

Морфологически они весьма сходны – так насколько же географические и химические показатели можно использовать в качестве таксономических критериев?

Среди современных обзоров наиболее консервативный принадлежит Гриму (Grym, 1997), признающему единственный вид L. williamsii с тремя разновидностями: diffusa, fricii и koehresii. В самом последнем обзоре, авторами которого являются Богата, Мысак и Снайсер (Bohata, Mysak & Snicer, 2005), признается четыре вида: широко распространенная L. williamsii и произрастающие изолированно L. diffusa, L. fricii и L. koehresii. Авторы пошли еще дальше, объединив последние три вида в новую секцию Diffusae. Еще более крайней точки зрения придерживается россиянин Виктор Гапон (2004), насчитывающий десять «видов» и две разновидности. Это уже не так-то просто переварить, особенно если верить слухам, что мотивация для создания такого суперсписка была не стопроцентно ботанической. Российское правительство недавно приняло закон о запрещении культивирования L. williamsii, а разобраться с десятком разных видов таможенникам будет уже нелегко!

Примечательно, что никто из вышеназванных не обладает достаточной уверенностью в своих выкладках, чтобы предложить ключ для определения устанавливаемых таксонов. Хансен все же дает определительную таблицу для пяти таксонов, а с ней – полезные данные по семенам (Hansen, 1996). Другие комментаторы, пытаясь обосновать свои варианты деления рода, пускают в ход побочные характеристики, касающиеся ареалов, условий мест обитания, сезонов цветения и особенностей поведения растений в культуре. Однако, подобно различиям в кариотипе (числе хромосом, размерах и т. п.), это мало что дает для определения растений в коллекциях. Как легко бывает узнать близкого человека в толпе – и как трудно описать процесс узнавания на бумаге.

Одного взгляда на таблицу 2 достаточно, чтобы понять, что изменчивость внутри рода Lophophora не ведет к образованию четко очерченных групп. И поэтому я склоняюсь к концепции единственного полиморфичного вида (в пользу которого, например, выступает Грим) и пытаюсь найти другой подход к вариациям в культуре: это вариации, признаваемые знатоками, но расположенные на более низком иерархическом уровне – садоводческом.

Спасительные имена культиваров
Международный Кодекс номенклатуры культурных растений регулирует употребление названий не только гибридов и мутантов садового происхождения, но и диких растений, введенных в культуру за определенные признаки, интересные с точки зрения садовода, но не столь важные для ботаника (Brickell, 2004). И потому мы можем распространить эту привилегию на названия многих суккулентов, статус которых в настоящее время неясен, но сами названия уже прижились среди коллекционеров.

Все, что теперь им нужно сделать, – это лишь подправить свои бирки: Lophophora (williamsii var.) lutea превращается в Lophophora ‘Lutea’ с написанием имени в одинарных кавычках обычным шрифтом (не курсивом) с заглавной буквы. При трех этих атрибутах название тут же становится вполне респектабельным: и полностью согласуется с Кодексом, и узнаваемо во всем мире. Конечно, дело обстоит чуть сложнее: нужно будет еще просмотреть Кодекс, затем перетолковать его, затем еще раз повторить эту процедуру, чтобы учесть все «но» и «если». Ниже в списке названий приводятся изменения, произведенные согласно статье 19. К названиям (любого ранга) добавлены указания на источник публикации и соответствующие иллюстрации, одна из которых избирается в качестве номенклатурного стандарта. Все это выполняет ту же функцию, что и тип в ботанике, закрепляя употребление названия на случай разногласий. В современных названиях культиваров следует избегать латыни, однако названия, опубликованные впервые как ботанические таксоны, могут быть сохранены в их исходной латинской форме. Латинское именование культиваров, названия которых не были ранее опубликованы в качестве ботанических таксонов, совершенно запрещено с 1 января 1959 года.

Преимущество перехода на названия культиваров состоит в том, что все имена теперь приобретают равный статус и меньше ограничивают нас по сравнению с ботаническими эпитетами, требующими латинского диагноза, приобщения гербарного образца типа и прочих формальностей. И не нужно думать, что растения будут в чем-либо ущемлены, если их будут рассматривать в качестве культиваров. Аромат старого сорта розы «Souvenir de la Malmaison» не станет более приятен, если мы переименуем ее в Rosa memoriamal-domicilia!

Похожие темы:

Какие кактусы можно есть?
Толстянка - знаменитое "денежное дерево"
Автор: admin - Январь 5th, 2016 | Категория: Живые камни - литопсы | Нет комментариев -